АДАМОВ КОНСТАНТИН МАКСИМОВИЧ

Артист-вокалист


ПУБЛИКАЦИИ

ТРЕЩИНА НА ЗЕРКАЛЕ

В гримерке у Константина Максимовича было зеркало с едва при­метной трещинкой. Для многочисленных поклонников, приходивших к Адамову выразить свое восхищение после очередного спектакля, она была почти незаметна. Опасение вызывала суфлер Любаня: она так преданно служила актерам, так благоговейно устраивала их быт, что, увидев, непременно поменяла бы зеркало на другое - без дефекта.

Но трещинка приносила Адамову счастье. Перед каждым спектак­лем он обязательно проводил по ней пальцем, словно гладил. В по­следнее время ему казалось, что от неудач трещинка росла, при успехе - уменьшалась. Адамов был суеверен и перед каждым выходом на сцену мысленно просил трещинку не расти. Впервые он заметил тре­щинку в 1937 году. Шел спектакль «Три мушкетера». Адамов играл ие­зуита Бридена. Спектакль был поставлен без особой выдумки, зато до­рогие костюмы, громоздкие декорации и имя Дюма делали сборы. Роль была небольшой - выходя на сцену, Адамов откровенно скучал. А тут еще Герман Савельев, играя Портоса, вдруг начал хохотать без оста­новки, ломая режиссерскую партитуру, словно хотел заполнить своей неуемной энергией всем заметные темпоритмические «прорехи» спек­такля. И Адамов почувствовал, что больше не может ходить по сцене заданной походкой, говорить чужие, не совсем понятые ему слова. Не­ожиданно его Бриден начал сочно ругаться, плотоядно потирать сухие когтистые руки и выделывать такие танцевальные па, что музыканты в удивлении привстали в оркестровой яме.

Адамов успокоился, только уйдя за кулисы. Провожал его гром ап­лодисментов.

А через день появилась в «Рабочем крае» статья о спектакле и о безобразном переигрывании и отходе от реализма актера Адамова. Вместе со статьей на зеркале и появилась трещинка. Константин Мак­симович несколько раз перечитал обидные для него слова, он никак не мог взять в толк, как не понял критик причин его выходки, актерского бунта против серой режиссуры...

«А еще псевдоним себе выбрал - «Вальсингам», - усмехнулся гру­стно Адамов - мудрым председателем из пушкинского «Пира во время чумы» прикрылся...»

Константин Максимович Адамов работал в Ивановском театре опе­ретты с первого дня его открытия. До Иванова ему пришлось порабо­тать на Дальнем Востоке, в Сибири, Москве, Киеве, Одессе. Начинал он актерскую деятельность в труппе Долина как драматический актер. Сыграл Аркашку в «Лесе» Островского, Бубнова в «На дне» Горького, Шмагу в «Без вины виноватых». В театре Долина было два направле­ния - драматическое и музыкальное. Ставили 20 премьер в месяц! Ак­тер, не занятый в драматическом спектакле, мог в тот день играть в оперетте. В труппе Долина Адамов и сменил амплуа, стал артистом оперетты.

Он часто вспоминал то время, когда приходилось работать на из­нос. Но какую крепкую актерскую технику это позволило выработать! Были и совсем абсурдные вещи: в арии из оперетт порой приходилось вставлять переложенную в стихи рекламу бакалейных и мануфак­турных фирм. За рекламу антрепренер получал от фирм неплохие деньги. Приходилось и Адамову в роли лейтенанта Шамплатро из «Ма­демуазель Нитуш» в изящных, выдержанных в духе старинного гавота куплетах «Ангел вы мой» прославлять мыло местной мыловарни, за что мальчишки долгое время, завидев его, кричали. «Мыльный ангел идет!» Оттого и сбежал он из театра Долина.

Ивановская сцена принесла Адамову успех. Лучшие роли созданы им в нашем городе: фабрикант Гизен («Белый конь»), фельдфебель Булдырин («Последний чардаш»), губернатор Оллендорф («Нищий студент»), сенатор Гариссон («Ярмарка невест»), Цыбуля («Сорочинская ярмарка»), вице-король Перу («Перикола»), дед Нечипор («Свадь­ба в Малиновке») и граф Кутайсов в «Холопке»... Кутайсов был признан лучшей ролью Адамова. Сам он считал, что львиной долей успеха обя­зан блистательной партнерше (роль Виолетты играла юная Л. Адамантова). Сцена, где он говорил Виолетте о своих поэтических чувствах и пел изящный мадригал, а потом приглашал ее танцевать, шла на небывалом подъеме. И зритель на некоторое время забывал о вероломстве графа.

 «В «Холопке» этот способный артист злоупотребляет эксцен­трикой, в которой не разберешь даже, что от автора и что отсе­бятина. Нужна более серьезная трактовка образа. Адамов был бы хорош, если бы ту реалистическую манеру игры, которой он дер­жится в первых сценах, сохранил на весь спектакль. Все же, с приве­денной выше оговоркой, роль в «Холопке» надо считать лучшей у Адамова».

(А. Вальсингам, 15 мая 1946 г.)

«Роль губернатора в «Гейше» поручена артисту Адамову, ничего нового артист в роль не вносит. Это все тот же шаблонный опере­точный селадон с вихляющей походкой и довольно дешевыми трюка­ми. Переигрывание стало чуть ли не системой у Адамова».

(А. Вальсингам, 9 января 1946 г.)

Трещинка на зеркале росла, и Адамов при помощи грима нарисовал на ней изящную виньетку. Конечно, кроме газетных рецензий, приходи­ли письма от благодарных зрителей. Но письма он читал один или с друзьями, а газеты - весь город. Адамову все время хотелось встре­титься с Вальсингамом, напомнить ему, что жанр оперетты имеет свою специфику, что буффонадные приемы в нем вполне приемлемы, что на «голом реализме» праздника не создашь, да и вообще за обвинение в отходе от реализма в 37-м сажали... Очень о многом хотелось погово­рить. Но случай так и не представился. А сердце щемило все чаще и чаще.

Спасали полные залы, лавины аплодисментов которые сопровож­дали каждый его выход. Адамов как никто умел сочно подать реплику, рассмешить зрителя неожиданным трюком. А каких партнеров послала ему судьба! В «Свадьбе в Малиновке», создавая образ деда Нечипора, он любовался игрой М. Матвеева (Назар Дума), Г. Савельева (Атаман), Э. Мая (Попандолуло). А какие женщины блистали на сцене ивановской оперетты в его время: Людмила Адамантова, Ада Альская, Любовь Вы­соцкая... Адамов был уверен, что все эти актеры украсили бы сцену столичных театров. Да и сам он в каждой роли выкладывался полно­стью и совсем не щадил себя.

...После смерти Константина Максимовича вездесущая Любаня за­брала бракованное зеркало. Только выкинуть его не решилась: ей ка­залось, что зеркало хранит в своей памяти разные лики актера, и большая трещина через все зеркало совсем не помеха.

В этот же вечер зеркало раскололось на две части. Любаня уверяла меня, что так же раскололось сердце блестящего актера.

Наталья Шутова.

Joomla SEF URLs by Artio

Наш адрес

153000 г. Иваново, ул. Пушкина, д. 2

Телефоны

Касса: (4932) 30-16-76

Директор: (4932) 30-19-26

Администрация: (4932) 30-87-59

Электронная почта

Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.